Еще задолго до 1917-го года теоретики марксизма пришли к выводу о невозможности построения социализма в одной стране. Отсюда следовало, что для победы социализма необходимо его построить одновременно во всем мире или, на худой конец, в нескольких крупных государствах. А это означало войну, поскольку никто добром власть отдавать не захочет. Мыслилось примерно так: Захват власти в одной стране, и победоносное шествие с этой базы по всему миру. Правда, возник вопрос – а есть ли гарантия победы? Думали, думали, пришли к заключению – Да, есть. Войска буржуазных государств состоят в основном из пролетариев (Пролетарий – неимущий. Перев. с латыни. Автор.), а у пролетариата нет родины. Пролетариат не будет защищать страну, в которой ему плохо живется. А если еще бросить лозунги "Пролетариату нечего терять кроме своих цепей, а может получить весь мир", "Кто был ничем, тот станет всем", "Заводы рабочим, землю крестьянам", то можно считать, что победа социализма во всем мире обеспечена.

Ну это теория. Практика показала, что благоприятные условия для захвата власти, оказались только в одной стране, России: поражение в Мировой войне, гражданская война, всеобщее разорение.

История умеет шутить, и чаще всего зло. Она на практике продемонстрировала правильность постулата "У пролетариата нет родины": В первые же месяцы ВОВ кадровая армия, состоявшая преимущественно из крестьян, была разгромлена. В плен сдалось более двух миллионов солдат.

Замученное так называемой Советской властью[1] крестьянство, у которого государство отбирало результаты его труда полностью и по чисто символическим, а точнее говоря, по издевательски ценам, да к тому же еще лишенное основного документа гражданства – паспорта[2], не горело желанием эту власть защищать. Положение крестьян было, пожалуй хуже, чем у рабов. Раба хозяин кормил. А крестьян в случае недорода оставляли на произвол судьбы. Хлебороб кормился лебедой.

Во многих местах крестьяне, надеясь на облегчение своей участи при новой власти, встречали немцев как освободителей – хлебом солью. Низовая немецкая администрация на местах состояла из опять же из граждан СССР.

Только когда гитлеровская политика по отношению к "юберменшам" проявила себя "во всей красе" – конфискации, угон молодежи в Германию на каторжные работы, террор – крестьяне поняли, что оказались меж двух огней, и из двух зол выбрали более привычное, и в тылу немцев поднялось настоящее партизанское движение[3].

 

[1] Как известно, власть в СССР принадлежала не избираемым всенародным голосованием Советам, а никем не избираемой, но опирающейся на НКВД и КГБ Коммунистической Партии

[2] Отсутствие паспорта не давало возможности крестьянину покинуть деревню, то есть он оказался в заключении, хотя и без колючей проволоки.

[3] В 1941 году и первые месяцы 1942 года функции партизан выполнялись диверсионными отрядами в основном из НКВД.

Владлен Немец